Максимычева София

Выжженные сосны, камнепад

И вся империя, и крах,
Александрийская колонна
произносима на костях
с молитвой об умалишённых.

Дворцовой площади конвент,
зим голодающее братство;
чьих ты кровей эксперимент,
где надо б было убояться

тяжёлой поступи сапог,
багровых выплесков заката?
И тех, кто ненависть разжег,
посеяв страх к врагам заклятым.

***

Смотреть на ствол дичалой груши,
и погремушками стучать
(не верить Богу), мост Кокушкин,
свечей фонарных ровно пять.

Массивный поручень, бриоши,
нездешний выговор и гул;
елизаветинские броши
''энкеведешник'' умыкнул.

Окно зашлось и отшатнулось
(отныне – вечность, темнота),
но было слышно, как под дулом
патрон (в упор) захохотал.

***

Выжженные сосны, камнепад,
звёзды оловянные на небе,
выжившие тени заклеймят,
бросив наугад в потёмках жребий.

На Дворцовой площади – зима,
поле опоясанное льдами,
холоду голодному внимать
и шагами мерить восьмьюстами
времена расстрельные.

Забудь
тёмную природу человека,
Господи, даруй же лёгким путь
городу, ходящему по рекам!

Только снег оставь нам ''на потом''
с чёрными подпалинами крови,
чтобы был он словно в горле ком,
шёл и шёл пока не остановят.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/460412