Чулочникова Светлана

Уеду


***

Уеду, уеду отсюда,
из долгой холодной весны,
хронической, будто простуда,
с ненастьем и сплином сквозным,

здесь время не движется вовсе
здесь день световой не растёт,
здесь сразу из марта – и в осень,
а после – метели и лёд.

Уехать, уехать, уехать
от жизни невзрачной и злой –
и лишь троекратное эхо
помчится вдогонку за мной

туда, где от яркости охну,
игристой, как тысяча вин,
где киноварь, кобальт и охра,
где зелень и аквамарин.

О, только бы так не случилось,
как в давнем навязчивом сне,
где множество сразу явилось
вещей, предназначенных мне,

они, будто дети, цеплялись,
просили заботы и рук,
толпились, за мною вязались
на райские земли, на юг,

и я попадала, к несчастью,
вмещалась от сих и до сих
под тайное их самовластье
под нужность безумную их.

Уеду, уеду – в объятья
безудержной жизни, другой.
Возьму только синее платье,
да туфли, да шарф голубой

и больше ни штуки, ни грамма,
вообще ничего-ничего,
сбегу, как из лавки Пильграма,
на волю, на волю, на во…

В апрель из ненастного марта,
в Амбер, Эльдорадо, Мадрас,
и ляжет под ноги Фиальта,
где можно раскрыться, как глаз.

А вещи, расставшись со мною
(ну что им за горе? – скажи),
заплачут всей тягой земною,
всей неодолимой mg.



***

Жить в отпуске, пить местное вино,
гадать по бликам от листвы на шторе,
открыв глаза, какое нынче море
и что в придачу Господом дано.

Спускаясь к бухте, где пустует пирс
и ветер солон со времен Приама,
вздохнуть, что быть забытым здесь, как Фирс,
феерия, пожалуй, а не драма.

Ах, доктор Чехов, разве нам впервой
несходство территории и карты?
Я буду бредить вовсе не Москвой,
но берегом Джанхота или Ялты.

Какой бы снег смирительный ни шёл,
я буду в эту осень собираться,
где волны, ударяющие в мол,
суровы, будто цепь инициаций,

где в дикой первозданности – уют,
где в соснах – свет и воздух Кватроченто,
где музыки морские пропоют,
в чем истина, и кто ты, и зачем ты…


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/460262