Максимычева София

Большая Зеленина, перья

Большая Зеленина, перья
роняют с высот облака;
за вычурной башенкой – двери,
живущие ради рывка,

открыться и выпустить в люди
дух чинных доходных домов.
Из тысячи веских орудий
зарядит палить птицелов!

Дорога уходит на север,
виляя покатым бедром;
здесь питерский воздух напевен,
но в каждом дворе обжитом

стучит колотушкой, смиряя
огрехи былых каторжан,
где чижиков-пыжиков стая
клюёт прописной провиант.

***

Проспект Владимирский,
собор,
лаз в благочиннический округ.
Над куполами распростёр
крыла сушиться ангел мокрый.

Здесь всё – эклектика и дым,
домов доходных стылый мрамор
укрытый небом шерстяным.
Стремятся к росстани упрямо
и тротуара полотно,
и камни, помнившие конку.

Дождём с небес окроплено
пространство спорное.
Вдогонку
завесам туч гудит язык –
свидетель милости спонтанной.

От звука колокола сник
туман, что к слову был вспомянут.

***

Рассвет на Фонтанке, гирлянды,
огнями подсвеченный фон;
похожи напевы лапландок
на льдистой воды перезвон.

В холодную дудочку дуют
балтийской породы ветра
и двигают небо вслепую,
как будто хотят поиграть.

Но с кем? До сих пор непонятно,
дрожит безутешный звонарь;
сквозь изморось видимы пятна:
не пыль, а пунцовая гарь.

На память зарубки эпохи,
смешение правил и догм,
где лают с утра пустобрёхи,
собачий ведя монолог.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/460215