Мар Евгений

седина в бороду

ночь меня убивала дождями,
проливными, холодными,
в снах.
душу черпая нервно горстями,
свет гасила в закрытых глазах.

ночь юлила, лгала и терзала,
била лунной перчаткой в лицо.
уезжая куда-то с вокзала,
возвращалась летящим свинцом

прямо в лоб, прямо в сердце и в мысли,
жаркой пулей холодных дождей,
забирая мгновения жизни
у меня, у врагов, у друзей...

беспричинная казнь затянулась,
и душа отлетела в зарю.
как хотелось мне, в зиму проснувшись,
доползти, до утра, к алтарю,

прислонить пресловутое тело,
отогреть алой кровью себя...
ночь, окончив дождливое дело,
дарит небо,
снегами скорбя.
***
безмолвье старых площадей,
тупик забытых Богом улиц,
винтажный проблеск фонарей
сквозь полумрак небесной грусти.

и белый ангел ваших встреч,
еще такой младой и тихий,
все обещает уберечь
любви таинственные блики.

и, доверяя лишь ему,
распяв себя зимой и снегом,
ты, растворяясь в кутерьму,
вмиг проявлялась шумом белым...

а он ловил тебя.
и звук
все лился песнями разлуки
под сердца вымерзшего стук.
а у подъезда вновь старухи

судачат черным вороньем
о безвозвратном миге чувства -
словами, будто бы цевьем,
все бьют в лицо...
почти искусство

не расставаясь уходить,
и возвращаться, не касаясь.
дай Бог так каждому любить -
друг в друге эхом растворяясь.
***
загубленные жизни тополей
скрывает снега белая палата,
наверное, за прошлое расплата.

и город серых ангелов ничей,
и ночь темна рассветною порой,
и тих ручей промерзшим зимним руслом,
а нас с тобой нашли весной в капусте,
тогда рожденье было всем впервой.
тогда и Бог был милостив и свят,
и даже Дух входил без стука в души...
в садах эдемских спели только груши
и диких яблонь вересковый сад
еще не цвел, и даже не пророс,
и дым костров лишь чудился ночами.
а помнишь, мы с тобою были снами,
оттенком мыслей в сонме Божьих грез.

а небо уходило не спеша,
куда-то вдаль от белого безмолвья.
ты прикоснись тихонько к изголовью
моей постели, как тогда...
греша...
***
горизонты случайных событий,
белой ночи взведенный курок,
снег моих не свершенных открытий
серебрится поземкой у ног.

и стоял бы вот так, до восхода,
и вдыхал стылый воздух надежд...
тело дышит морозной свободой,
и душа, без прикрас и одежд,

улетает куда-то сквозь небо,
оставляя хмельного меня.
и зима, безвозмездно и слепо,
обжигает метелью огня,

будто хочет всерьез ли, надолго,
исцелить леденящий покой.
ветер северный вновь южным волком
воет тихо.
и лишь за спиной

слышу чьи-то шаги в мирозданьи,
и по коже щенячий восторг -
сотни снежных холодных касаний
серебрят, будто пули, висок.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/458773