Дариус Александр

Времена

(Сontradictio in contrarium*)



1

Быть молодым иль вовсе уж не быть.
В свой час галопом проскакать победным.
В снега и сны. В меридианы вод
Медлительных, где тайные теченья
Влекут на глубину без промедленья...
А в старости сподручней пеший ход.
Восторг угас, не дарит божья милость
Волнения, безумства, куража.
Одна тоска, что лечат безуспешно -
Кто положеньем в обществе своим,
Кто привалившим к случаю богатством,
Кто славой, кто женою молодой,
Кто бег трусцой затеет напоследок
Чтоб расписанье сбить на год-другой…
И что ж оно, с чем жаль так расставаться?
Нелепый мир, холодный и чужой,
Едва ль приютом безмятежным ставший?
Или сознание, живущее в веках,
То в добрых, то в недобрых временах,
Меж тем как плоть в одном лишь только нашем?

2

Не в том ли впрямь к печали нашей ключ –
Нас смерть лишает не короткой жизни,
Что как пиджак кургузый нам сдана
По прихоти старьевщика скупого,
А долгого хождения в веках
Свидетелями перемен далеких,
Великих царств, не знавших к нам пути,
Бессмертных слов на клинописях строгих...
Как от избытка сил алел Восток
И в небесах искал себя Египет.
Как Греция цвела и правил Рим.
Как к доблести и славе звал Юпитер
И всепрощению учил Христос.
И ранние века - племен круженье.
И средние - моря и Новый Свет.
Там мнится рай вдали за океаном.
Европа - Рим, а Риму нужен хлеб.
Но всем, увы, не хватит даже рая.
И вновь беда меж бедным и богатым,
Что ужасом аукнется в двадцатом.

3

Герои и злодеи (как без них),
Каких не видел свет и не увидит.
Великие Рамзес и Александр.
Кровь Цезаря и тирания Рима.
Господень гроб – война, война, война.
Арабская пророческая сила.
Италии возвышенная страсть,
Не перечислить всех имен высоких -
Джордано, Леонардо, Тициан.
Моряк Колумб Испании надежда.
Другой моряк умрет за Альбион,
На Трафальгаре ремесло прославив**.
А под Москвой, с судьбой сыграв ва-банк,
Наполеон ветрам отдаст корону
Имперскую, добытую в боях,
У славы в долг, со смертью на паях...
Затем, увы, героев полных нет -
Не черт ли, душка Клио, в самом деле?
Герои не прошли в двадцатый век,
Зато – злодеи, хоть куда злодеи.

4

И надо ж так - старьевщик тот лукавый,
Забыв про обещание свое,
Взамен необозримого бессмертья
Нас приписал к столетию сему.
И бедное сознанье наше в ветхом
Носителе своем – ни стать ни сесть -
Покоя не находит и смириться
Никак не может что недолгий срок
Был плоти опрометчиво отпущен.
И чуть гроза - идет ко дну челнок.
Такой вот казус, спутник мой по веку.
Когда бы память наша, видит бог,
Не простиралось так далёко
За жизнью тесной в этом челноке -
Мы курс верней нашли б к ее границе
И берегу тому в рассветной мгле.
В одном порыве смелом и спокойном,
Без дальних проволочек, в нужный час.
А не плелись к могиле как придется,
Что, впрочем, нынче мудростью зовется.

________________________________________________
*От противного (лат.)
**Адмирал Нельсон



ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/457174