Гулинкина Ольга

Мои отношения с Богом

Мои отношения с Богом

Мои отношения с Богом - проростки травы,
тянулись и к людям. Я к ним обращалась на Вы.
Я видела свет Его в тихом сиянии глаз,
В словах и поступках. Бывало, что свет этот гас.

Казалось, что снова не вижу сквозь радужку искр,
что смерть пожирает людей, словно злой Василиск,
и ангелы тело земное не в силах спасти,
а Бог отлучился. Лазурью дорогу мостит

от тверди до неба. А нам не понять, не понять
зачем эту душу желает сегодня обнять.
А что же не в теле? Промолвит, прости, не сберег.
И рук не хватает. Бывает... Неважно, что Бог.

Беспафосна суть его, словно и хлеб и вода.
Куда бы ни шел - будет рядом с тобою всегда,
поскольку в тебе - изначальный и трепетный свет.
и смыслов иных, кроме этого, видимо нет.

Мои отношения с Богом до боли просты,
порою я даже к нему обращаюсь на ты,
но шепот растет за спиною, да вот же он - ад,
когда о тебе за спиною твоей говорят.

Но эти издержки, не стоят и взгляда, поверь,
когда пред тобою, да нет никакая не дверь,
а мир сотворенный. Ты дома, куда же идти?
В тебе перекресток и сила и Бог и пути.

Слушала Бродского

Слушала в Сокольниках Бродского
в Море внутри...
На счет три
Напряженно вскрикнуло все невидимое вокруг: Каррр!,
а потом ослабило, отпустило, испустило: Фиу,
и снова - Каррр!

Пожар в его душе не погас,
на счет раз
не за-кон-чил-ся, длится звуком сквозь времена и пространства...
Хочешь транса -
сходи, послушай,
распахни душу!
Хочешь острого, душа загрубела -
туда же. Зависнешь отдельно от тела,
рядом с ближайшей люстрой...
Чувства,
возведенные в степень своей невозможности,
тревожности
через край, метели в июле...
Чтоб не уснули
в своих коконах из чистого коллагена.
Пена
неведомого, предощущаемого шипит в душе,
льется его перламутром -
от трагедии до сравнения человека с Богом...
Бродского - много.

Но...завтра наступит утро.
Другой день, другая эпоха,
слушать других - неплохо,
ощущая мороз по коже, думая о том не холодно ли за дверью треске
и наблюдая ее следы на песке
от моря до твоей двери...

Снова не верь мне,
Бродскому, никому...Вера, явленная не из твоей глубины - плоска, как лист.
Испишешь весь, а он - чист.
Ничего важного, нужного на нем нет.
Но он - сокровище мира, если, хотя бы за одной буквой сквозит твой свет.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/457120