Пеньков Влад

Вортако

-1-

Е. Ч.

Ходят лошади по лугу,
а у ног лежит собака.
*- Я убил свою подругу,* -
говорит седой вортако.

Пахнет сладкою травою,
тишиной, соседним бором,
над седою головою
низко кружит чёрный ворон.

Пахнут тлеющие доски.
Я - бездомный. Он - бездомней.
Я спрошу - *Вортако, соски?*
*- Я не помню. Я не помню.

Долго жил на свете белом,
а палсо?... Кричали выпи.
Но была на свете целом...
Может лучше чаю выпьем?

Полыян?* - и наливает
кружку спирта, кружку чаю.
На такой вопрос, бывает,
тем же самым отвечаю.

Пью, смотрю куда-то молча,
слышу - вечер, ворон, крылья,
вспоминаю ласки волчьи
той, которую убил я.

-2-

Р. Г.

Не просто христарадник
с искусственной слезой,
приду на виноградник
и лягу под лозой.

Туда я долго пёхал.
Теперь меня знобит.
Совсем не неумёха
цыганский алфавит.

На нём - все эти ночи
и песни. Вообще.
Моей Наташи очи
и оспа на плече.

И лист резной, и тара
стихов о небе том,
которое гитара
целует круглым ртом.

На нём вино и нежность
и смуглое плечо,
а так же неизбежность
*Камав! Давэс лэчо!*

Смеюсь над тем и этим,
о главном - слёзы лью.
Жестокие, как дети,
возьмут меня в семью.

Ни чести и ни ранга
у этих смуглых душ,
одни вранье и Джанго,
играющий мануш,

и запах перегара,
и переборы струн,
и Рона и Луара
под переменой лун.

Но ничего нет слаще
укусов этих пчёл.
Искал я в жизни счастья.
И может быть, нашёл.

-3-

Вл. А.

Не вальс, рок-н-ролл или танго
приходят ко мне ввечеру.
Я слышу беспалого Джанго
и с Джанго беспалым умру.

Не знаю, насколько далёк он,
не знаю о сходстве и проч.
Но слышу гитару из окон.
Пускай он бессилен помочь,

но слушаю, вертится что-то
в кудрявой моей голове,
и волнами конского пота
идёт ветерок по траве.

Я чем-то отмечен и ранен.
Я Блока читаю, и ком
глотаю - *Цыгане, цыгане,
я тоже ведь с вами знаком.

Я плачу по смуглой голубке,
смотрю на закат. Ай-на-нэ!
А небо - в пылающей юбке
и алом горящем вине.*


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/456557