Пеньков Влад

Светлая река

-1-

Ты не так уж сильно виновата,
я тебя виновней во сто раз.
Если речь зашла о плате, плата -
это не морщинки возле глаз,

не следы бессонницы и боли,
не припухлость вечная от слёз.
Плата ниже парою бемолей,
это - понижение всерьёз.

Это... будем думать, это - счастье
и его особенный мотив.
Синева невыносимой масти
окружает душу, не простив,

будто бы прощение не кстати,
будто так задумано Отцом,
что лежим мы оба на кровати,
пряча от сияния лицо.

-2-

Я о тебе уже не плачу.
Я по долгам своим плачу.
Но нашу общую удачу,
как горб ли, крылья ли - влачу.

Ах, дворик мой. Ты шепелявил
метлою дворника с утра.
Твоё лицо теперь в оправе
из голубого серебра.

Оно в оправе двуязычья,
и воспевают крах и прах
на человеческом и птичьем,
на непохожих языках.

А плакать попросту не надо,
ты был такой же, что и все,
сияла детская Эллада
в твоей грязи, в твоей росе.

И в ней, без страха и обиды,
славянским женам так близки,
слегли гоплиты Леонида
на фермопильские пески.

-3-

Н.

Ты вся горишь, как зимняя звезда,
летящая с небес простоволосой.
Ещё идут куда-то поезда.
Но кажется, до ближнего откоса.

А я иду в соседний магазин,
и по пути домой зайду в аптеку.
Куплю вино, картошку, аспирин,
тот минимум, что нужен человеку,

не ангелу, чья призрачная плоть
просвечивает сквозь твою сорочку,
которого тебе не побороть
ни с помощью моей ни в одиночку.

-4-

По вине воронья и зимы,
и её бесконечных ночей -
нет гарантий у нас от тюрьмы,
от сумы, и похожих вещей.

То ли дело - цикады шкворчат
и оливы шумят вдалеке,
прикрывая собой девчат
в древнегреческой светлой реке,

той, в которую ты не войдёшь.
Но и в эллинский час или год
омывает она молодёжь
и печальные песни поёт.

Через вечность она пролегла,
сквозь ночлег твой и сквозь снегопад,
и цикады кричат по углам
про печальную сладость эллад.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/453587