Пеньков Влад

This is a random set


-1-

Сумерки

Н.

Как плач, прозрачны и, как смерть, нежны,
мне говоря - печаль не виновата, -
для большего, чем это, не нужны
воркующие сумерки заката.

Есть где-то у Иванова про то,
что путь земной пройдя до половины,
стоишь прохладным вечером в пальто,
и проплывают облачные льдины.

А может, нет. Всего скорее, нет.
И нам одним достались эти пени
и звёзд погибших уцелевший свет,
и белое созвездие сирени.

-2-

The raven

Т. А.

Ты пела о другом и третьем,
а выходило об одном -
мы просто маленькие дети,
закат бушует за окном.

И если в мире есть обида,
главнее всех других обид,
она - у октября-Давида,
который вороном кричит,

он лиру пропил за копейку
и за пятак пропил елей,
он плачет в божью телогрейку
ещё багровых тополей.

И в час багряного заката
(нетривиальная строка)
его душа не виновата,
но нам не верится пока.

-3-

Виноград

Н.

И кровь твоя алее, чем закат
над гетами, и что поделать с кровью?
Шумят сады. Валашский виноград
рифмуется с нездешнею любовью.

Язычеством не в силах пренебречь, -
оно, в каком-то смысле, интересней, -
порою переводит стрелки речь
на несколько стихов из Песни Песней,

на воркованье птиц, ловца лисят.
Уставших губ касается прохлада.
И над судьбой особенно висят
библейские созвездья винограда.

-4-

The end

Китайского чаю налей-ка
и выпей за Дальний Восток.
Но муза моя-иудейка
не верит, что Бог не жесток.

Её и вело и кидало,
ей видно сквозь линзу слезы -
в тумане рассеялось Дао,
и в нём же исчез Лао-Цзы.

На буйволе сидя, уехал
туда, где Макар не бывал,
где белого света прореха -
the end, окончанье, финал.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/452340