Китайник Леонид

Калифорния (ч. 26) Серый воздух

Серый воздух

Посерели и небо, и воздух,
но легко различимы цвета:
отдаленные цаплины гнезда
не впитала еще темнота.

И верхушек желтеющий вензель,
кипарисов нефритовый ряд,
и лазурные броши гортензий
в этой сумрачной взвеси парят.

Прошепчу: 'Неподвластен печали
тихий, теплый осенний уют,
где, в ночное забвенье отчалив,
приглушенные краски поют'.



После заката

Опять полосой желтоватой
в последнем свеченье заката
стоят на пригорке стволы,

и в темно-зеленых ливреях
построились сосны в аллеях
прислугой сгустившейся мглы,

и лампа бессменной планеты
в лучах бирюзового света
сверкает сквозь рябь облаков,

и улиц ночные волокна
украсили блестками окна
и бисерный блеск огоньков.



Вечер

В потоках улиц ищут брода
цветные мокрые стада
и тени редких пешеходов
жует вечерняя страда.

Сквозь капли пристальней вглядеться -
и, расстояния поправ,
пылит автобусное детство
среди овечьих переправ.



Трехслойное кружево

В аллеях дождевые лужи,
над ними теплый пар плывет.
Три яруса зеленых кружев
загородили небосвод.

Ревнуют пасмурное небо
ольха, и клены, и сосна,
и, словно соль на ломте хлеба,
сквозь тучи россыпь звезд видна.

А на просторе, за оградой,
толпа стрижей, как на пиру,
вскипает черным водопадом
и истребляет мошкару.



Над облаками

Бесцветное небо сегодня к шести
и зябкий сырой ветерок.
Гирлянды огней начинают цвести
и светит в зените рожок.

Уныло тускнеет древесная медь
над низкой оградой вблизи,
и кронам, забывшим давно облететь,
безвременье сплином грозит.

Но вдруг расслоилась сплошная гряда
пятнистых глухих облаков,
и вкось от луны засияла звезда,
молитвенный друг моряков.

И темные реки, и очерки гор
на карте подзвездной страны,
и даже лагуны лазурных озер
на западе смутно видны.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/452215