Баширов Вячеслав

Приключение


Эгоров с работы пришел усталый.
Супруга читала, потомство играло,
Мамаша готовила ужин.
Ему почему-то досадно стало:
Никому я на хрен не нужен!
Закурил папиросу, спустился во двор.
Доминошников полный кворум.
С Ближнецовым завел пустой разговор.
Незаметно за разговором...

казалось в углях непотушенных
чужих миров сгорали отблески
касаясь заревом нетутошним
живьем сжигаемого облака
туда где небо в муках корчилось
неслись толпою вдовы-плакальщицы
c вороньим криком вот и кончилось
и можно вдоволь скорбью лакомиться
казалось всё распалось умерло
золою разлетелось по ветру
и птицы растворились в сумерках
с посмертно догоревшим отсветом

Вечер кончился. Наступила ночь.
Зажглись фонари и светила.
Где-то ждали тёща, жена и дочь.
А его Тоска посетила.
Она была высока и тонка.
Она была, как одиночество.
Бросила горстью сухого песка.
И он заплакал, как в отрочестве...

казалось ночь напоминание
великой тайны дуновение
нечеловеческого знания
холодное прикосновение
душа бессонная вместилище
понятий идеалистических
ведь если в храме нет святилища
зачем тогда он так величествен
мгновение сморгнув с галактики
последний представитель разума
глядел ночной душой заплаканной
на звездное многообразие

Докурил папиросу. Бросил в пространство: пока!
Посмотрел на часы. Половина седьмого вечера.
До хоккея минут пятьдесят. Или больше. Тоска.
Делать нечего.
Чувство странное. Что-то эдакое в душе.
Словно кто-то сыграл с ним какую-то непонятную шутку.
Словом, что-то нелепое. Ужинать время уже.
Чувство голода чувствуется в желудке.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/451821