Зеленцов Иван

Куусинена, 6

Есть у земли и неба синего,
собой укрывшего Москву,
кирпичный дом на КуусИнена.
Я в нем с рождения живу,
в восьмиэтажке, в красной сталинке,
вокруг которой, утаён
от шума, вечно дремлет старенький,
все тайны знающий район.

Есть три окна, что в память намертво,
вросли, не выдернуть уже,
под вязью белого орнамента.
горят на пятом этаже,
в вечерний зной полураспахнуты.
И надо шаг ускорить, ведь
в гостиной дед расставил шахматы…
…Зевну коня - и ну реветь!

Утрусь, и выдам эндшпиль старому!
Из стали я, не из стекла!
Тем паче юному каспарову
бабуля плюшек испекла.
Они вкусны, но слаще сладкого,
когда придет с работы мать,
постель поправит и под складками
отыщет, чтоб поцеловать.

И ноги прибавляют хода, но
чужой теперь в тех окнах свет
Мать умерла. Квартира продана.
И бабки нет, и деда нет.
Ох, сколько там, на дне подвальчика,
воспоминаний. Боже мой,
я думал, нет давно и мальчика
во тьме спешащего домой.

Он столько раз погибнуть мог, но не
погиб. И вновь в моей душе
тот самый свет горит за окнами,
горит, не выключить уже.
Горит за тюлевыми шторами,
чтоб страшно не было в пути
ни мне, ни мальчику, которому
никак до дома не дойти.

2017


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/451782