Сычева (Снежина) Марина

Казнь

Неторопливо вышел прокуратор - отвратной скукою лицо искажено.
«Смерть Иисусу!» - человечье стадо отметилось в истории земной.

- Я не нашёл вины в сём человеке, -
сказал Пилат, и кисти рук омыл.
Откашлялся, не опуская веки
под мрамор анфилады отступил.
И озирая царственно-надменно
в безумии орущую толпу,
вниманье уделил попеременно
Антипе и скучающему псу.
- Распни ЕГО! – глаза сжигает ярость
- Варраву отпусти! - вопил народ.
И солнце побелело – испугалось,
и тучи затянули небосвод.
И кто-то сумасшедший, непохожий
на человека, обежав солдат,
пред Понтием упал и белой кожи
коснулся в поцелуе. Но Пилат
отдёрнул руку. Это был Иуда.
- Нет праведника крови на тебе, -
шептал Искариот. Зверея, люди
многоголосо жаждали: «Убей!»
И камни под ногами Иисуса
алели не от крови - со стыда,
и разрывая тело его с хрустом
стонали гвозди, слёзами креста
сочился кипарис и кедр мореный,
и плакала еврейская земля.
…И в сердце мира – ОН, приговорённым
затих, с любовью распахнув крыла.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/451728