Тищенко Михаил

Закат солнца в парке

Струя, сверкая, из колонки
уходит в землю, и за нею
в хрустальной, пенистой воронке
свет исчезает, пламенея.
Иду сквозь парк и вижу рядом,
в плену газона, футболистов:
они - как листья листопада,
их кружит ветер в поле чистом.
Но на дворе апрель. И с клумбы
нарциссы дразнят желтизною,
спят изваяния на тумбах,
людьми забыты и весною.

Я прохожу и вижу папу,
играющего в мяч с дочуркой,
и уток, важных, косолапых,
в блестящих пуховых тужурках.
Скользят в пруду сейчас, наверно,
бесшумно рыбы под водою.
Собака лает. Равномерно
разносит эхо над землею.
И в этот миг размежеванья
я прохожу, чертя границу
меж тем, что есть, и тем, что станет
вот-вот прочитанной страницей,

Забытым днем, отснятым кадром.
И в череде интерпретаций
не разберёт ни черт, ни падре,
что понапишут папарацци.
И превратятся футболисты
в борьбу идей, в мигрантов - утки,
а папа станет кагэбистом.
(Забудь, читатель, смех и шутки!)
И даже рыбки - безнадега! -
запляшут, словно Карменсита,
и обернется сеттер догом,
а девочка трех лет - Лолитой.

И пусть попробует читатель,
(интерпретатор, он же - зритель)
найти (как золото - старатель),
сюжета порванные нити!...
И кто-то - там, на грузной тумбе -
вздохнет под каменным обличьем:
'Мы состоим в бессмертном клубе
интерпретаций безграничных,
и только миг переживанья
уносит нас из гущи сплетен.
Послушайте, как громко лает
не знающий сомнений сеттер!'


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/451439