Зорингер Генрих

50

(Частушки некоего С. Н. с послесловием)

За рекою воют волки.
Не гашу светильник.
Снятся старые кошёлки,
А на дне - полтинник.

Снятся в клеточку тетрадки,
Сморщенные бродни.
Я вчера, в ночной палатке,
Разменял полсотни.

Опа! Опа!
Тоска на дне окопа.
С двух сторон бузят, бомбят.
Постройнел славянский зад!

Нас наставники учили
Бегать по Парнасу.
Стал язык острее ''чили''.
Пять декад - на кассу.

На бордюр уселась кошка,
Опустила веко.
Мне осталось жить немножко -
Половинку века.

Опа! Опа!
Устал играть холопа.
Круче вольным, не рабом
Биться в эту стену лбом.

Прокричит петух на зорьке.
Тело в дрёме пукнет.
Станет муторно и горько.
Пять десятков стукнет.

Всё изменится без меры -
Соразмерно стажу.
Больше мне не скажут - Серый,
Николаич - скажут.

Опа! Опа!..

P. S.
Когда Млечный Путь возжелаешь объять,
Проснуться в обличии Бога,
Разрушить миры и отстроить опять,
Тогда пятьдесят - это много.

Но если захочешь врагов возлюбить,
Попотчевать хлебом и салом,
С ''казаться'' расстаться и встретиться с ''быть'',
Тогда пятьдесят - это мало...

P. S. S.
Я бреду по Вселенной за сомнением следом.
Распрощался с мечтами - отдохнуть от проблем.
В фиолетовой спальне под сиреневым пледом
Было очень покойно, но несносно совсем.

Жизнь кипит во Вселенной. На кометном базаре
Раздают подневольных, счёт ведут по хвостам.
Загулявшую Землю спутник ждёт в будуаре.
Солнце жжёт на подмостках, бьёт в небесный там-там.

50 - это цифра, только цифра - не боле.
Это, право, нелепо - ждать неправому прав.
Космос мерно мерцает, маясь точками боли,
Носом ищет (нетрезвым) вкусный млечный рукав...........


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/445906