Стрелец Вик

С6

3
Он плеснул себе водки в зеленый бокал.
Верен зову рутин*,
он на остров и раньше, бывало, сбегал,
но бывал там один...

Косоглаза душа у внезапного страха...
Вот зажег он над стареньким зеркалом бра
и со стоном, ни в чем не провидя добра,
стал взопревшую стаскивать с тела рубаху.

Там в пыли отраженья моргал отрешенно
не старик-часовщик, нет, совсем не старик.
В зазеркальную мглу незнакомец проник
да такой, что вполне засмотрелись бы жёны.

В чью башку, ну какому, болвану, поди-ка,
обозвать его старцем с досады взбрело?!
Как у мыши летучей: и странно, и дико
там
под правой
рукой
развернулось
крыло...

Тем временем

Мастерскую покинув, Купава бесцельно слонялась
в переулках безлюдных
И тревожила девушку некая робкая малость.
И похожа на блудню

вероятно, она: одинокий попался прохожий,
стал он к ней приставать.
Не хватало ей только такой-то вот масленой рожи!
Точно кум или сват

лез он к ней обниматься и чмокал противно губами,
Все прижать норовил.
У прохожего этого норов был хамский, кабаний –
хоть белугой реви...

Но как будто соткался из воздуха, вдруг появился
Ладислав перед ней.
Взял он кума за чуб, постучал ему в смрадное рыльце,
стал папани родней...

А потом произнес: – Провожу, здесь не гоже одной-то.
Надо быть начеку...
А в душе у Купавы взвилась тонкорунная нота –
Ладислава в щеку

поцелуем она наградила и просто сказала:
– Если нам по пути...
В мастерскую мне надо вернуться, она за вокзалом –
тут недолго идти.

И пока они шли, добирались до той мастерской,
Все Купава ему говорила
о красивых легендах, о людях, познавших раскол,
об утративших крылья...

о крылатых еще, о предсказанной в детстве судьбе,
и про то, что крылатая где-то живет половина,
и что будто пред ним, Ладиславом, наверно повинна...
но, конечно, не принадлежит, мол, Купава себе...

Ну и он рассказал... он поведал Купаве о сне
уходящем корнями в седые века,
но пока умолчал о себе полнокрылом... Пока...
Не решила бы: вот ведь – свалился, как снег

и плетет... Подожду! А и впрямь: поспешишь –
И получится шиш...
– Ты счастливый!.. Не вижу я снов никогда –
вот какая беда...


4
Зеркало путало потусторонние нити,
Всё в зазеркалье казалось неясным, нечетким.
Стыли в бокале остатки невыпитой водки.
Стыли в глазах паутинные вздохи, наитья.

Глянул умелец – в живом отраженье кривая
линия вьется и девичье вяжет обличье:
дева молчит и, безмолвствуя, мастера кличет.
Вскинул он руку, вотще от беды укрываясь.

Дрябло у Филина свисли крыла перепоны;
там, в зазеркалье, вились в пантомиме постены,
между постенами Пава застыла в смятенье;
были глаза ее, словно столетья, бездонны.

В панике он, укрываясь крылом обреченно,
всё шелестел: – Я в тебя не стрелял... я не в силах... -
Но покатилось шуршащее эхо: – О чем вы?..
Вот и сбылось предсказанье...
Ну, здравствуй,
мессия...

____________
*следованье обычаю; привычка

(продолжение следует)


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/428158