Шелковый Сергей

Сквозь стужу алым сердцем трона...


Вагон 30-го декабря



Трамвая щуп искрит бенгальской медью,
летит огонь, крылат, раздет, разут.
И ёлки, будто связанных медведей,
по улицам заснеженным несут.
Вновь этот воздух – спирт предновогодья,
круженье чуть подвыпивших надежд.
Из тьмы сияют ясеней угодья,
играет иней их бровей и вежд.
Весь этот город – крыши, арки, бреши –
облагорожен снегом на корню.
Сосновым духом густохвойный леший
щекочет ноздри и гортань мою.
А их все тащат, чудища, в трамваи –
взъерошенных, опутанных тесьмой!
И я, трамвая номер забывая,
никак не вспомню – пятый ли, восьмой…
Всё иглы рядом едущей сосенки
ерошу соумышленной рукой.
И пахнет мир смолисто, колко, звонко,
вчера ещё заморенный такой…





Ночь на первое января



Гирлянды множат в темноте
блик флорентийца Гирландайо...
Но все мы сгинем в пустоте,
подобно инкам или майя.

Вновь амальгамы дребедень
мерцает в заоконном свете.
Вздыхает сонно хвои тень,
и ангельски уснули дети.

Вновь счётчик щёлкнул невпопад,
мелькнул виток пути земного...
Но, слава Богу, рядом спят
те, для кого - опять всё ново!





* * *



Казань, морозная Казань -
корицей из пекарни тянет.
Студёный воздух ноздри ранит,
и конь-битюг дрожит, как лань.

И всё таки весь день брожу
вокруг кремлёвских снежных башен,
где шпиль вороною украшен,
где средь сугробов тонет шум.

Какая лютая зима!
И волжский лёд тяжёл до стона.
Сквозь стужу алым сердцем трона
просвечивают терема.


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/417561