Бедринский Андрей

Моей сестре


для Светы Езерской

Где на семи ветрах Гипербореи
пророс скозь камень терем наш, скорее
похожий на визгливый флюгерок,-
доступен так ручьям воздушным. Грог,
разлитый в чары, плавно пламенеет,
и от тепла каминного пьянеет
живая мысль, не помнит день утра,
с тобою там мы свидимся, сестра.

Я буду рад - в балтийское затишье
беспошлинно, открыто возвратишься
не всякий раз, но что-то от чудес
и в нашей встрече будет, - так диез
едва коснется звука, с нотой слиться
решится звук. С гримасою счастливца
Улисса я услышу, как ветра
в семь голосов мне вторят: "...рад,сестра..."

Я буду рад тебе, сестра, как терем
наш рад бывает, зная, что утерян
обратный нами путь - не пустовать
теперь ему, - он думает. Слова,
теряя смысл, утратят окончанья,
но мы без слов поймем друг друга, чай не
впервой, у очага, как у костра,
присев, как прежде помолчим, сестра.

О чем? А разве важно,- пусть о том, как
ночного часа спешен бег, как тонко
плетен ажур печали - кружева
такие нам знакомы... Как жива
осталась мысль в плену нездешних засух,
о том, о чем и прежде не сказав вслух,
дивились мы: уж хижина мокра
от рос... О нас мы помолчим, сестра.

1999


ссылка для блога: http://clubrifma.ru/stihi/396844